пятница, 8 апреля 2011 г.

Daryn Orehova about an Earthquake in Japan



Даша, к своему ужасу, стала свидетельницей землетрясения в Японии, которое произошло 11 марта 2011 года.

После того как 19-летняя Дарья вернулась из Токио, она проспала почти сутки. Просто не могла встать с постели после длительного перелета и из-за пережитого шока. Эти дни она вряд ли сможет забыть. “Когда ударил первый подземный толчок, я с подругами была на улице, — вспоминает девушка. — То, что происходило на наших глазах, можно увидеть разве что в голливудских фильмах-катастрофах. От удара нас подбросило вверх на несколько сантиметров, мы схватили друг друга за руки, но все равно упали. Асфальт и тротуарные дорожки пошли волной. Небоскребы раскачивались из стороны в сторону, как деревья на ветру. Все машины резко затормозили. Люди стали выбегать на улицу, подальше от зданий, которые могли разрушиться. Но все японцы, как ни странно, были абсолютно спокойны. Не было слышно ни одного крика”.

Трясло постоянно

Даша Орехова (Аниськова) — модель, известная в нашей стране как победительница конкурса “Супермодель Беларуси-2008”. Она объездила немало стран и волею случая оказалась в Японии во время роковых событий. За пять дней до землетрясения девушка прилетела в Токио на фотосъемку. По контракту, который был заключен с местным агентством, она должна была пробыть там в течение двух месяцев. Однако все сложилось иначе. Даше пришлось вылететь в Минск уже 15 марта. Хотелось и раньше, но, к сожалению, не было возможности.
— Сразу после первого толчка мы с подругами из модельного агентства не знали, что делать, куда идти, — не может сдержать эмоций Дарья. — Нас поселили в съемные квартиры, но туда было слишком опасно возвращаться — нам объяснили, что после удара всегда идет эхо из нескольких землетрясений меньшей магнитуды. Кстати, они оказались правы. Все последующие дни периодически трясло. Пришлось привыкнуть к тому, что стакан на столе постоянно звенит. Кровать ночью тоже шаталась — было не до сна! Но в тот день, 11-го числа, мы об отдыхе не могли и думать. В небоскребах находиться было нельзя — местные спасатели выводили из них людей. Нам сказали находиться в автомобиле. Это чтобы никто не пострадал, если здания начнут обваливаться, и чтобы можно было в случае угрозы сразу уехать в безопасное место.

Реальное бедствие

— Следующие два дня было поспокойнее: трясло не сильно, — продолжает вспоминать Дарья. — Я смогла немного выспаться, хоть и в одежде — чтобы долго не собираться во время возможной ЧС. По наставлению работников модельного агентства закупила в супермаркете непортящиеся продукты и питьевую воду (как оказалось потом, это очень пригодилось). Сами японцы, как я уже говорила, были спокойны. Их с детства учат, что нужно делать в подобных случаях. В доме каждой семьи припасены рюкзаки с самым необходимым. Никакой паники не было. Но так было, пока не взорвалась АЭС...
С понедельника стали выключать на несколько часов в день электричество — как я понимаю, для экономии. К заправкам стояли целые очереди из машин. Наш водитель-японец сказал, что ждал 4,5 часа прежде чем попал на АЗС. Выдавали около 10 литров бензина на одного человека. В магазинах — нереальные очереди. На выезде из Токио тоже огромные пробки. Я решила узнать, сколько стоит доехать от центра города до аэропорта, у таксиста. Он назвал просто невероятную сумму — 400 долларов! Мне повезло, агентство предоставило машину — кто-то согласился добровольно помочь.

Проверяйте билеты...

Даша решила вернуться во что бы то ни стало еще в первый день катастрофы. Модель отослала родителям SMS-сообщение: “Со мной все в порядке, не волнуйтесь”. Лариса Владимировна, мать девушки, не стала дожидаться, когда ситуация разрешится сама собой, начала предпринимать действия, чтобы ускорить прилет дочери. Билеты на обратный рейс из Токио были куплены заранее, на дату завершения контракта, 4 мая. Но любой проездной документ по правилам можно обменять.
— Звоню в “Аэрофлот”, объясняю ситуацию, а мне в ответ: “Доплатите 1700 долларов”. При том, что билет “туда—обратно” стоит 1200! — не скрывая негодования, говорит Лариса Орехова. — Места, говорят, есть. Все нормально. Только нужна дополнительная сумма. Все билеты, которые были куплены на рейсы до 20 марта, меняются бесплатно. Другие, приобретенные на более поздние даты, нет. Нам ничего не оставалось, как срочно искать деньги. Как говорится, “поскребли по сусекам” — и нашли эти 1700!
— Там, в Токио, остались еще 10 девочек-моделей, моих подруг из России, — переживает Дарья. — То, что творится в Японии, ужасно. И сказать, что будет дальше, просто невозможно — сплошная неизвестность. Когда самолет Токио—Москва прилетел в российскую столицу, все, кто был в аэропорту, нам хлопали — пассажиров встречали аплодисментами. Люди, которые сходили по трапу, радовались, что смогли вернуться на родину. А встречающие — что дождались своих родственников и друзей. Глядя на то, как они счастливо обнимаются, я испытала грусть — за всех девочек, которые не смогли улететь домой, просто потому, что у них не оказалось нужной суммы!

ng.by

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...